Обучение командования армии США с помощью варгеймов

Интервью Brant Guillory с Dr. James Sterrett – заместителем директора колледжа Армейского Командования и Генерального Штаба США (взято с http://grogheads.com) , 5 октября 2013 Доктор Sterrett является заместителем директора колледжа Командования Армии и Генерального Штаба США, а также Цифрового Центра разработки и проведения симуляционного обучения. Да, это оооооооооооочень длинное название. Короткий вариант: он использует варгеймы для обучения и получает за это деньги. А еще является страстным варгеймером и провел около 7 лет, борясь с объяснением разницы между «игрой» и «моделированием» (в значительной степени, после знакомства с работой  «Теория Бранта о различиях между игрой и симуляцией» (“Brant’s Theory of the Differences Between Games and Simulations”). Несмотря на все вышесказанное, он согласился дать интервью о его роли в колледже, расположенном в Ft. Leavenworth.  01 Интервью James Sterrett

Герб колледжа Командования Армии и Генерального штаба в Ft Leavenworth, KS

- Можете ли вы кратко рассказать о Колледже CGSC и его роли?

Цифровой Центр разработки и проведения симуляционного обучения (DLDC) помогает в выполнении задач Главного командного училища Армии и Генерального штаба США (CGSC). DLDC имеет три основных функции: обеспечение и поддержание армейских систем управления, предоставление и поддержка систем для симулирования и планирования, а также создание он-лайн упражнений по системам симуляции и управления. Таким образом, создание симуляций и тестовых обучающих упражнений – главное в работе, вместе с этим поиск и подбор оптимальных ситуаций для разработки и создания симуляций для работы в классах, подготовка вспомогательных материалов, различных сценариев, обучение студентов и преподавателей-операторов, оказание технической поддержки. Кроме того, мы проводим обучающие факультативные занятия по созданию симуляционных моделей, основам дизайна и игрового процесса, а также проводим R&D, чтобы найти новые решения для моделирования необходимых ситуаций.  Иногда мы создаем их, например, сейчас у нас в тестировании есть очень простая настольная игра, предназначенная помочь при планировании. 02 Интервью James Sterrett

Внешний вид здания Льюиса и Кларк, в котором находится большая часть Колледжа (CGSC)

- Какие виды варгеймов вы используете и отыгрываете, и как это помогает студентам в их ежедневной работе?

Мы все игроки. Диаграмма Эйлера по нашим игровым интересам довольно сложная (Прим. перев. Диаграмма Эйлера — наглядное средство для работы со множествами. На этих диаграммах изображаются все возможные варианты пересечения множеств) и есть очень немного мест, где все наши предпочтения пересекаются — два общих ключевых момента. Во-первых, в каждом из нас есть некоторая страсть к использованию симуляций для обучения и образования. Во-вторых, все мы рады создавать и открывать игры для других людей, ведь мы занимаемся разработкой и созданием сценариев, вспомогательных материалов, тестированием игровых систем и т.д.

- Что представляет собой «неделя из жизни», например, при подготовке к большому варгейм- событию (например, к военному упражнению) и как выглядит командная игра в DLDC? И как насчет «Дня из жизни» на примере реального упражнения?

Мы не работаем с уровнем большим,  чем упражнение, симулирующее дивизионный уровень армии США. Подобное упражнение выполняется группой из 64 студентов, и проходит в два больших этапа, как правило, 5 или 6 сентября, и 16-18 февраля. Студенты проходят упражнения в учебных комнатах. В начале мы обучаем технической стороне выполнения упражнения одного или двух студентов в каждой группе.  В дальнейшем эти студенты обучают своих сокурсников отыгрышу симуляций, в этом случае —  Decisive Action* и выступают в роли техподдержки во время отыгрыша. Один из этих двух студентов техподдержки, как правило офицер FA57 (Functional Area 57). Возможность побыть в техподдержке — хороший опыт для офицеров FA57 и возможность продемонстрировать своим сверстникам, что это такое – офицер FA57 и чем он занимается. Мы обычно называем этих офицеров без специальности FA57, во время обучения «Временные FA57»  и, следовательно, относимся ко всей группе, как к FA57 , хотя некоторые из них на самом деле специалисты в других отраслях. Тренировка на FA57 начинается за 8 недель до учений. В начале это 16 часов обучения, инструкций и практических занятий у нас, а так же домашние задания с различными симуляционными и организационными вопросами по упражнению.  Вместе с дополнительными заданиями, домашней подготовкой и опытом, получаемым во время выполнения заданий, они зарабатывают кредит доверия. Во время обучения групп, согласно пожеланиям инструкторов и их вводных, мы дорабатываем будущие сценарии учений: тестируем изменения внесенные в программное обеспечение. Как только студенты получают задания, мы переходим в режиме он-лайн для оказания поддержки. Первая неделя обучения — «подготовительная неделя». Большинство студентов в каждой группе, упорно трудится над своими приказами по дивизии.  Студенты назначают операторов по моделированию (как правило, около 10 из 64 студентов), обучаются процедуре моделирования, своей роли во время учений,  получают приказы для частей под своим командованием, готовят для них свои планы и распоряжения, обсуждая их со штабом дивизии. Во время этой первой недели увеличивается количество звонков в службу техподдержки. Утро первого дня недели — миниэкзамен. Каждая группа осуществляет 3 хода моделирования (каждый равен 6 часам), как если бы это были реальные действия. Если все пойдет хорошо, и технически, и с точки зрения событий, то результаты сохраняются. Если есть технические проблемы, инструкторы пытаются их решить или устранить. Если инструкторы не считают итоги миниэкзамена полезными, результаты стирают. Выполнение упражнений обычно начинается во вторник и продолжается до четверга или пятницы, пока все не пройдут основные этапы симуляции. Обычно именно на время миниэкзаменов приходиться пик звонков в службу техподдержки «День из жизни» во время учений обычно начинается с нас, сидящих за столами, в ожидании вопросов от студентов. В теории, все вопросы должны идти от FA57, которые являются передней линией техподдержки. Это означает, что любые вопросы, которые доходят до нас делятся на две категории : «Как я могу…?», отвечаем на это объясняя и обучая или подсказывая решение, и вторая категория вопросов «Это не работает!»,  этот тип вопросов указывает нам на сложности и ситуации с которыми мы ранее не сталкивались и мы стараемся их решить как можно быстрее для продолжения выполнения упражнений. Мы также поняли, что необходимо направлять людей для прохождения всех упражнений, чтобы они начали понимать, как все происходит. Это дает нам шанс заранее решить множество мелких проблем и вопросов, прежде чем они вырастут и станут серьезными проблемами.

Прим. пер. Столкнувшись с термином Functional Area 57, стал искать, что это.  Аналогов в российской армии не нашел. С сайта компании, занимающейся обучением и тренировками, нашел следующую информацию. В армии США принято обозначать воинскую специальность кодом из букв и цифр.  Офицерские специальности имеют более широкое применение или функциональную область (Functional Area), и так же обозначаются цифрой. Таким образом, FA57 –  это офицер с военной специальностью №57. Офицер, имеющий специальность FA57 – обладает опытом, разбирается и в военных операциях, и в вопросах обучения. Офицеры самообучаются, планируют, занимаются координированием и выполнением упражнений на всех уровнях управления — батальон, бригада, дивизия, специальные боевые команды — межведомственные и многонациональные. Офицеры FA57 являются экспертами в области моделирования и симуляции армейских боевых систем управления и облегчают подготовку и проведение работ по планированию заданий/учений и их выполнению. Офицеры FA57 выступают в качестве как тренеров при поведении учений, так и сотрудников штаба по получению, обработке и дальнейшей передаче критически важной информации для руководителей с целью принятия ими решений. По специальности FA57 в настоящее время 217 аттестованных офицеров  в действующей армии и 209 в запасе с должностями от капитана до полковника. http://www.ms.army.mil/sp-div/fa57/ List of United States Army careers (http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_United_States_Army_careers) 03 Интервью James Sterrett

Доктор James Sterrett

 — Ваши ожидания о том, какие знания получат участники обучения? Какие «непреднамеренные» знания и уроки  получают студенты во время обучения?

Ожидается, что студенты должны уходить с лучшим пониманием того, как сотрудники штаба дивизии действуют во время боя, и каковы функции штаба дивизии, так что они после обучения могут быть полноценными членами штаба. «Непреднамеренное» обучение столь же разнообразно, как и студенты, и их планы и действия во время учений. Среди предметов, которые обычно упоминают инструкторы по обучению —  понимание студентами огромных размеров дивизии, причем не только во время боя, но и на марше; сама сложность попыток организации всех действий и возможностей в единое целое, трудности с четкой передачей и исполнением плана — это все равно, что дирижирование большим оркестром. Трудная задача по организации совместного движения 20 000 человек, причем в одном направлении в течении нескольких дней, сохраняя при этом запасы еды и воды. Задача становиться труднее, когда другая большая группа людей пытается двигаться через вас в противоположном направлении. Однако еще сложнее, когда несколько групп пытаются вступив в бой, нанести максимум потерь друг другу и посеять хаос.

- Расскажите немного о FA57 и вашей программе по развитию этих офицеров. Что они ожидают узнать во время программы обучения в CGSC, и как они думают это применить во время последующей службы в армии?

Армейская специальность 57 (FA57) объединяет в себе сразу три направления. Первое  – моделирование ситуаций для обучения командного и штабного руководства во время учений. Второе – симуляция реальной информации, поступающей для командиров и штабов во время тренировок, чтобы помочь справиться с настоящим проблемами, возникающими при развертывании, и третье — организация по сбору, управлению и дальнейшей передаче важной информации ответственным лицам. Ожидается, что офицеры с FA57 должны обладать знаниями о действующей армии, а также познаниями в компьютерах, симуляциях и системах командного боя; ожидается, что они могут стать связующим звеном между опытными офицерами и новобранцами для того, чтобы убедиться, что технические требования и снабжение соответствуют тому, что требуется на поле боя. Симуляторы DLDC имеют дело только с первым из этих трех направлений. На этих учениях мы обучаем специальности FA57 с технической стороны. Кроме того, обучение проходит на трех уровнях. Первый – обучение с симуляцией. Студенты играют в ряд коммерческих игр, которые являются основой для обсуждения,  могут ли  они (игры) быть годными к обучению, и какая игра может или не может быть использована.  Ожидается, что к концу курса студенты будут в состоянии четко объяснить, почему данный симулятор лучше всего подходит для выполнения данной учебной задачи, в том числе отметить недостатки и варианты по их решению. Второе и третье направление, образующие единую пару — изучение упражнений по дизайну и созданию симуляций управления, а так же достаточный уровень понимания компьютерных технологий. Специальность FA57 востребована для решения многих задач. Офицеры FA57 находятся в штабах подразделений от бригад и выше, часто совмещая все три направления FA57 в своей работе. Офицеры FA57 есть в Национальном Симуляционном Центре, в различных центрах подготовки и учебных заведениях, например мой босс, LTC Lance Headrick,  является FA57. 04 Интервью James Sterrett

Студент во время выполнения упражнения по моделированию с использованием Decisive Action*.

- Армия имеет репутацию создателя чрезвычайно сложных «игр», которые требуют значительного времени как для начала (set up), так и для отыгрыша.  Почему и какие игры требуются Армии со столь высоким уровнем сложности,  которые не может предоставить коммерческий рынок?

Коммерческие игры, как правило, созданы в расчете на одного человека с каждой стороны, и включают в себя разумный уровень абстракции, для того, чтобы игра оставалась легко управляемой и играбельной.  Даже у Гэри Григсби (Gary Grigsby) самые сложные игры не предполагают, что вы будете управлять каждым отделением на Восточном фронте! Большая симуляционная модель в Национальном Учебном центре симулирует работу Армии с минимального уровня. В результате даже корпусной уровень симуляции начинается с поступающей информации от каждого солдата и транспортного средства. Это первая причина, почему армейские симуляторы обычно настолько сложные. Вторая причина в том, что многие из этих моделей используются для получения ответа на  два очень разных типа вопросов. Во время  обучения моделирование помогает ответить на вопрос: «Может ли обучаемая аудитория выполнить подобный тип работы правильно?» В принципе, вы можете выкинуть излишнюю детализацию в этом типе моделирования, если она не имеет отношения к конкретной обучаемой аудитории — но Армия зачастую от этого отказывается, потому что симулируется работа с живыми единицами,  как я уже говорил выше. Так же эти симуляции отвечают на сложные вопросы о будущем: « Какие изменения принесет эта система/план/организация, и что из этого получится?». Подобный интеллектуальный анализ и моделирование  требуют гораздо большей тщательности при разработке, потому что они более детализированы и содержат больше подробностей. Поэтому, прежде чем рисковать человеческими жизнями, моделирование покажет, как действовать лучше. Учебные заведения могут испытывать большие проблемы, пытаясь внедрить эти большие симуляционные модели (а параллельно  происходит выполнение множества упражнений), и у нас нет конечной базы для работы  В результате мы предпочитаем использовать для обучения студентов более простые симуляции, но достаточно реалистичные, чтобы обучать тому, за чем они пришли на курсы.

- Мы постоянно слышим о «human terrain» как факторе будущих операций. Какие армейские симуляторы и упражнения вы развиваете, чтобы включить этот фактор и как ваша команда интегрирует их в упражнения? Прим. пер.: у термина «human terrain» 2 перевода: Первый – местность с населением. Второй — Пентагоном в 2007г. были созданы специальные группы «Human Terrain», в которые входят специалисты по местной культуре, социологи и компьютерщики. Эти группы разбросаны среди военных подразделений и их задачей является установление доверительных отношений с местным населением (на тот момент Ирака и Афганистана) и, по возможности, вербовка их представителей на свою сторону.

Это был еще тот вызов! Многие проекты были созданы и  опробованы на протяжении ряда лет. Все шире в армии использует JNEMS (Joint Non-Kinetic Effects Model  — программа для моделирования, используемая армией США для подготовки командиров), которая является мощной моделью и требует гораздо большего количества данных для создания симуляции. Симуляторы, которые мы сегодня используем в колледже  – городские симуляторы (UrbanSim — http://ict.usc.edu/prototypes/urbansim/), в котором студент командует батальоном в вымышленной области Ирака или Афганистана, проводя контрпартизанскую операцию. UrbanSim работает как однопользовательская симуляция, в которую студент может играть около двух часов, и она оказалась очень популярной как среди студентов, так и преподавателей. Однако, в других случаях местность с населением часто содержит «объекты» или «вводные» — информация, которую инструкторы ввели непосредственно в данное упражнение симуляционной модели.  Хороший «объект» должен ставить студента перед выбором,  и обычно все они составлены таким образом, чтобы при осуществлении выбора решения задач «объектов» у каждого студента произошло Свое Собственное Приключение, с хорошими или плохим результатами, в зависимости от того, какие решения и действия принял или не принял студент.  Благодаря «объектам» можно симулировать любую тему или ситуацию, а затраты на создание и обработку каждого «объекта» крайне низкие. Так что управление большинством «объектов», а не написание их, вот что занимает большую часть работы. Вы можете рассматривать симуляции, в которых «объекты» — это двигатели, не требующие потенциальных событих заранее.

Прим. пер.: «Вводные» используются для тех вещей, которые невозможно отразить в симуляторе, и доработки не могут (или не должны!) их отразить. (В некоторых случаях, когда ни один из симуляторов не может достаточно покрыть рассматриваемую тему, вводные являются целым упражнением!). Каждая вводная должна быть конкретной порцией информации, которая сообщается слушателям. Вводная должна включать в себя: откуда информация, кому она доставляется, что должен с ней сделать штаб, и какова следующая вводная, выдаваемая на основе принятых решений. Почти как связывание разных параграфов в «текстовых приключениях». Цепь вводных называется нитью (thread). Каждая нить должна научить слушателей чему-то, или проверить их знания по заданным темам. Если сложить вместе все нити, то мы получим Главный Список Событий Сценария (Master Scenario Event List) http://www.war-game.org/forum/22-690-1 05 Интервью James Sterrett

Упражнения в колледже CGSC включают в себя довольно много не-цифровых (не компьютерных) взаимодействий по планированию действий и принятию решений.

- Кроме того, какая должна быть «великая идея» у создателя варгейма, которую Армия могла быть взять в свой инструментарий?

Если проигнорировать высокие требования Армии к обучению, то обычным варгеймам не хватает, в порядке возрастания: командной игры, порядка подчиненности и штабных должностей/работы. Армия состоит не из одного человека и множества роботов, которые немедленно и автоматически делают все, что им приказано. На самом деле армия – огромная команда, которая пытается работать в постоянно меняющейся и хаотичной среде. Подчиненности существуют, потому что для одного человека происходит слишком много событий для контроля над ситуацией и управлением событий. Штабные офицеры и порядок их подчинения существуют для того, чтобы управлять потоком входящей информации, когда время и порядок передачи приказа внутри организации настолько велик, что для того, чтобы выяснить, что происходит и как на это отвечать, требуется несколько человек. Игры, которые создаются командами штабных офицеров, могут быть веселыми, некоторые из нашего Отдела Симуляций помогают различным добровольцам, которые периодически организуют подобные события/игры на игровых конвентах, и видно, что, играя, люди получают удовольствие, пытаясь решить  незнакомые головоломки [1]. Чего часто не хватает армейской симуляции – моделирование морали. Все согласны с тем, что моральный дух – реальный и очень важный компонент современной войны. Тем не менее, его очень сложно смоделировать достоверно,  отразить количественно и учесть, какие последствия будут; нет официально утвержденного стандарта или образца, который можно было бы взять за основу, поэтому обычно мы опускаем этот показатель. Хорошо ли это для обучения? Более опытные люди, чем я, занимают по этому вопросу противоположные точки зрения.   Я возвращусь к стандартному вопросу: Чему участники должны научиться? Многие из упражнений в симуляторах для армии сосредоточены на том, чтобы правильно отразить реальные процессы, потому что достижение хорошо слаженной штабной работы и процесса планирования является само по себе проблемой, и в таких упражнениях процессы, которые происходят на поле боя, не обязательно должны быть совершенными, они должны быть правдоподобны.

- Как вы столкнулись в своей карьере с варгеймами, и стали использовать их в обучении за государственный счет? Это не может быть просто удачей, не так ли?

Удача любит тех, кто к ней готовится! Тем не менее, когда подготовка не направлена на достижение поставленной цели, хороший результат не может быть назван целью планирования. Трое из нас (включая меня) узнали о вакансиях из рассылки TacOps, еще когда колледж CGSC использовали TacOps в своих упражнениях. В моем случае степень доктора наук по военной истории, опыт преподавания, бета-тестирования, обзоры по многим играм — вероятно, все это помогло, хотя получить эту работу не было частью моего плана, когда я занимался и достигал всего из вышеперечисленного. Один из нашей команды был в Национальной гвардии со специальностью FA57, прежде чем мы наняли его, и, наверное, поэтому он наиболее близок к тому, о ком вы говорили в своем вопросе.

-  О чем еще мы не поговорили, но прислали ранее в списке вопросов? «Как и почему вы выбираете симуляции, которые используете для упражнений в дальнейшем?»

 Мы называем этот процесс, используя сокращение PDI (Purpose, Decisions, Interactions), Цели, Решения, Взаимодействия.
• Цель: Чему инструктор хочет обучить студентов?
• Решения: С какими решениями и дилеммами должны столкнуться студенты для того, чтобы помочь им научиться достигать поставленных целей?
• Взаимодействия: Что должно быть в симуляции, чтобы студенты представляли ситуацию, принимали по ней решения и представляли последствия своих действий?В первую очередь мы пытаемся определить — что симулятор должен показать? Как только мы понимаем, что должно происходить, мы можем начать работу над симуляцией, и что не менее важно — мы можем определить, чего не должно быть в моделируемой модели. После этого мы можем посмотреть симуляции, которые подходят под эти требования. Так же, когда мы рассматриваем новые симуляции, мы делаем это через призму PDI: смотрим, какое будет взаимодействие, какие решения и вопросы она создает,  чтобы понимать, для каких целей может быть использована. Если на симуляцию в учебной аудитории может быть потрачено  60-90 минут, то и студенты должны обучиться работе с этой симуляцией за 5-10 минут: в этом случае мы понимаем, что эта модель не может быть очень подробной и детализированной, потому что у студентов нет времени для погружения в нюансы и детали модели, чтобы найти правильные решения. Поэтому такая симуляционная модель может ставить ряд вопросов, но без многих нюансов и подробностей. В результате вы получаете симуляторы примерно как UrbanSim, используемые при обсуждении операций по стабилизации ситуаций, или  Future Force** (Вы можете купить этот целевой симулятор от HPS Simulations, но вы не сможете получить наши сценарии и упражнения, хотя в общем-то это один и тот же продукт. UrbanSim приобрести невозможно, это не коммерческий продукт.) Если целью симуляции является моделирование действий небольшого штаба [2] (штабные учения), в которых 64 студента будут планировать и бороться в течении 8 дней учебного времени для того, чтобы узнать, как действует штаб дивизии, тогда уровень детализации возрастает. У студентов есть время, чтобы выяснить, что означает высокий уровень детализации, и в этом упражнении большое количество людей работают вместе над решением проблем, причем не только для обучения, но и понимания нюансов. Некоторые из этих студентов будут операторами симуляции, и их время для тренировок — всего несколько часов, поэтому при разработке моделей необходимо тщательно ограничить уровень детализации, чтобы включить в него действительно важные и ключевые решения, которые студенты должны сделать. Мы разработали симулятор Decisive Action* (это началось как один из проектов инструктора в колледже CGSC и LTC и Jim Lunsford продолжил впоследствии его развивать). Вы можете получить более раннюю версию Decisive Action от HPS Simulations  — http://www.hpssims.com  (в новой версии более детализирована логистика). Вы можете обсудить это интервью на форуме, а так же задать свои вопросы Dr. James Sterrett по ссылке: http://grogheads.com/forums/index.php?topic=7843 Полное интервью на английском: http://grogheads.com/?p=2722 06 Интервью James Sterrett   Для заинтересовавшихся рекомендую прочитать интервью (переведенное на русский), которое дал Джеймс Стеррет 16.11.2011г. «…оценка слушателей зависит от решений, основанных на правильных аргументах, а не на исходе сражения. Основой CGSC является процесс обучения, который основан на том, что правильно поставленная работа в войсках приведет к победе. Это звучит странно, пока вы не примите во внимание, что дезорганизация, которая происходит из-за неправильно поставленной штабной работы, обрекает армию на поражение. Важная информация не доставляется командирам, приказы непонятны, снабжение не доставляется туда, куда нужно и т.д. Эффективная штабная работа делает победу возможной.» http://www.war-game.org/forum/22-690-1

 Decisive Action*07 Интервью James Sterrett

Decisive Action — это симуляция современного боя на уровне дивизии или корпуса с движением бригад и батальонов, с поддержкой артиллерии, авиаударов, радиоэлектронной борьбы, инженерных служб, вертолетов и т.д. Части отображаются с помощью стандартной  символики НАТО и армии США. Сценарии включают в себя Германию, Юго-Западную Азию и Национальный учебный центр армии США. Данный компьютерный симулятор используется армейскими учебными центрами армии США. Цена — $49.95 http://www.hpssims.com/pages/products/DA/decisive_action.html

 Future Force**08 Интервью James Sterrett

Future Force — компьютерный симулятор управления войсками и распределения ресурсов, вместо движения частей по карте и проведению боев симулятор показывает краткосрочные и долгосрочные эффекты от решений студентов по созданию и снабжению структуры вооруженных сил, куда и как распределить ресурсы, и как эффективно управлять бюджетом Армии во время симулирования двадцати лет — от существующих до новых угроз. Во время игры студенты ищут баланс между: — проведением разведки и контрразведки — выбором приоритетных театров военных действий — управлением стратегическими возможностями — созданием новых войск — обновлением существующих возможностей частей — проведением и развитием научных исследований.

Обучение командования армии США с помощью варгеймов
3 votes, 3.67 avg. rating (75% score)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *